evkam (evkam) wrote,
evkam
evkam

Можно ли в идеологическом экстремизме четко отделять теорию от практики? Является ли экстремизм только практикой или он имеет прежде всего теоретическое обоснование. Автор приводимого ниже фрагмента проводит четкое разделение."мы исходим из того, что экстремизм не может быть учением, но лишь видом различных практик, таких как геноцид, этноцид, терроризм. То есть могут существовать радикальные политические учения, которые периодически переходят в экстремизм на практике. Поэтому можно говорить лишь об экстремистских практиках, а в классификации политических учений и в законотворчестве не может быть некоего экстремистского политического мышления или экстремистской идеологии." (Н.Мартьянов, Л.Фишман. Как бороться с экстремизмом" )http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2008/11/ma10.html
Трудно однако, согласиться с таким определением. Экстремист прежде чем перейти к практике в какаом-то конкретном случае, должен быть воспитан в определенном духе, получить "идеологическую накачку". Проще говоря, например палестинский боевик, прежде чем отправиться взрывать кафе или автобус с мирными израильтянами, участвует в митингах под лозугами "Смерть евреям!". смотрит телевидение, с рассказами о  "бесчеловечности сионистов" и т.д.  Понятно, что то же самое можно сказать об экстремизме иралаедском, африканском... Почему же теорию лежащую в основе такой пропаганды, нельзя назвать экстремистской? Это важно как с методологической, так и с юридической позиции. Ведь невозможно бороться с с экстремизмом ПРАКТИЧЕСКИМ если не отслеживать и соответственно адекватно определять теории лежащие в основе практики.


Связанный с этим вопрос:
Отталкиваясь  от понятия "экстремистские теории можем ли мы не считать экстремистским следующее высказывание:" Сегодня, в первой половине XXI века, ислам – это несомненный враг всего остального человечества - "рука его (поднята) на всех". Сегодня к исламу правильно относиться так, как к нему относится основательница антиисламской организации "Американский конгресса за правду" бывшая ливанская христианка Бриджит Габриэль. В своей книге "They must be stopped" она пишет: "Возможно, не политкорректно говорить о религиозной войне, объявленной мусульманами. Но это именно то, что сейчас происходит. Это не радикальный и даже не ваххабитский ислам, это исконный ислам Мухаммеда. Мы совершаем культурное самоубийство, закрывая глаза на опасность его распространения". Сегодня к исламу правильно относиться так, как относилась к нему итальянская журналистка Ориана Фаллачи, приравнивавшая его к нацизму."
Можно ли назвать подобный подход "экстремистским" - т.е. провоцирующим определенные действия? Ведь это всего навсего - взгляд.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments